Адрес:
163000, г.Архангельск
ул.Поморская, д.5, офис 405

Телефон/факс:
+7 (8182) 24 30 32
   

Arctic Open, день второй — корни и память: Каренина с фьорда, Великая война и вино о любви

10.12.2017

«Регион 29» — о трёх фильмах второго дня Первого международного кинофестиваля стран Арктики.

Свою собственную фестивальную программу второго дня Arctic Open мы начали с просмотра конкурсных короткометражных фильмов. И попали на русско-грузинскую почти сказку о любви и наследии предков «Анна и Вано. Ванна и Вино» режиссёра Алекса Некто. Эта короткометражка стала дебютом и дипломной работой для режиссёра — выпускника ВГИКа. Её съёмки закончились ровно год назад, но премьера состоялась именно сейчас — на Arctic Open.

Её герой — наполовину грузин Вано, который с малых лет живёт в Москве и занимается художественным тюннингом унитазов — пытается разобраться с долгами, коллекторами и вредной, но симпатичной квартирной хозяйкой Анной. И когда компаньон расплачивается с ним тонной винограда, молодой человек с головой окунается в авантюру — сделать из него прекрасное молодое вино прямо в ванне на съёмной квартире. Вано отдаёт молодому вину всю душу, и то отвечает взаимностью — и волшебным вкусом. А когда по-женски обижается и ревнует — кислит.  

Поначалу кажется, что от волшебных свойств вина режиссёр пойдёт ещё дальше и по пути Пигмаллиона и Галатеи превратит молодое вино в прекрасную девушку. Но всё оказывается проще: настоящая любовь Вано ждёт его поблизости

Яркую, поэтичную южную историю северная публика встретила на «ура». Особенно душевно высказалась одна из зрительниц:
«Ай, раздразнили! Так и хочется — грузинского, молодого! Такое послевкусие прекрасное!».
А режиссёр Алекс Некто, который лично присутствовал на показе, рассказал благодарным зрителям, что уже готовится сценарий для продолжения. 
 
    Алекс Некто
Чтобы дети в Бундестаге не выступали…
Большим событием на фестивале стало мероприятие внеконкурсной программы — показ киноальманаха «Первая Мировая война. WWI» и встреча с его создателем и одновременно председателем жюри игровых фильмов — кинорежиссёром, сценаристом «Батальона» и продюсером «Брестской крепости» Игорем Угольниковым.
Новеллы для этого альманаха сняли режиссёры из России, США, Сербии, Германии, Турции, Англии, Канады и Франции. Сам Игорь Угольников внёс туда лепту не только новеллой про батальон Бочкарёвой из одноимённого фильма, но и собрал все истории воедино — нанизал их на нитку воспоминаний ровесника Первой Мировой — деда, к которому на 100-летие приехала правнучка. В рассказах пожилого человека об участии его отца, матери и их боевых товарищей в Великой войне, в открытках и подарках — простреленной иконе — все эти разноязычные и выполненные в разных жанрах новеллы — от батального эпоса и частных драм до анимации — сплетаются в одно.    

   Особенно сильной вышла новелла «Canis Belli» Геза Медингера и Робина Шмидта. Британские войска жестоко страдают от немецких химических атак. И солдаты знают, кто ответствен за их муки — Готтлиб. Но несмотря на страх смерти, один из британцев Ламберт очертя голову бросается на помощь раненой собаке. Как и один из немцев. Простое человеческое милосердие к бедному псу объединяет их, но лишь на миг: пока англичанин не узнаёт, что перед ним тот самый Готтлиб.

— Создатели этой новеллы наиболее точно заострили ситуацию, когда, казалось бы, надо бы уже простить врага, а ты не можешь этого сделать, — отметил Игорь Угольников. — Это очень актуально и сейчас. 
 
    Игорь Угольников
После титров зрители некоторое время провели в тишине, но, по словам Угольникова, это молчание очень важно для него.
— Очень хотелось бы, чтобы уроки войны мы все вместе так или иначе помнили. И уроки эти передавали своим детям, чтобы они понимали, что это такое, — добавил Игорь Угольников. — И не выступали в Бундестаге, говоря о том, как их тронула судьба солдата Вермахта, погибшего в тяжёлых условиях советского плена в так называемом Сталинградском котле.
Анна и семь-Я
Фильмом-закрытием фестиваля стала лента-участница конкурсной программы документального кино «Каренина и я» итальянца Томазо Моттола. Картина о норвежской актрисе, которая решилась сыграть Анну Каренину на русском языке, стала одним из самых глубоких впечатлений не только второго дня, но и всего Arctic Open. Когда сталкиваешься со стопроцентной, абсолютно незащищённой искренностью, какая ещё может быть реакция — кроме как безоговорочно поверить и отблагодарить сторицей?
А в этой документальной (но полной скрытых смыслов, сюрреализма и чрезвычайно выразительных образов) ленте актриса Гёрильд Маусет и режиссёр Томмазо Моттола открываются зрителям максимально. Она впускает их в святую святых — допускает не только к священнодейственному процессу работы над ролью, но и в свою душу, раскрывает свою самую болезненную тайну. А он — не боится предстать перед публикой, как граф Каренин, жена которого — Гёрильд — с головой окунулась в страсть не к Вронскому, а к театру и актёрскому ремеслу.

За время своего путешествия по России — к Анне и к самой себе — Гёрильд познакомилась с множеством людей. И одна из женщин ей очень помогла.
— Я спросила её: «О чём, собственно, Толстой писал?», — рассказала актриса. — И она посмотрела мне в глаза и сказала по слогам, как человеку, который плохо говорит по-русски: «Семь-Я». Понимаете? «Семь Я»! И для того, чтобы стать той, кто я есть, мне понадобилось изучить семь моих внутренних личностей: четырёх бабушек и дедушек, родителей и затем — меня саму. «Каренина и я» — это не только Каренина и Гёрильд Маусет, это Каренина и мы.

Как рассказали Гёрильд и Томазо, история создания фильма была не менее удивительной, чем путешествие Маусет по России. Премьера спектакля режиссёра Мортена Бергерсена во Владивостоке состоялась ещё в 2013 году.    
 
    Гёрильд Маусет и Томазо Моттола
Тогда операторы — русский, норвежский и итальянский — отсняли порядка 250 часов материала. И только спустя три года Томазо, по его словам, «начал что-то замечать». Он понял, чего не хватало — истории самой Гёрильд. Они отсняли множество сцен на Севере, так за зимой пришла другая зима, и только потом актриса смогла рассказать на камеру, как в юности после травмы на футбольном матче она провела несколько лет наполовину парализованной.  

Эта лента — история о судьбоносном и меняющем жизнь путешествии туда и обратно. Сначала туда — через всю Россию, за 11 тысяч километров, к сумасшедшей идее сыграть Каренину. Туда — к потаённым смыслам, скрытым в романе Толстого. Туда — к тому, что скрыто в самой Гёрильд. И обратно — к утраченным воспоминаниям, к корням, туда, где ей место — в родной фьорд.

Мария АТРОЩЕНКО Регион 29

Вернуться к новостям